Тяжкая доля роковых женщин на проекте.


Тяжкая доля роковух.

На Проекте нынче целых две роковухи образовались – Елизавета Полыгалова и Марья Кохно. У Елизаветы ТРИ уха-жера, у Марьи ЧЕТЫРЕ ухи жрут!
У Елизаветы Сержик Захарьяш, Никита Кузнецов и бывшенький Барзиков опять влюбленный!
У Марьи Петя маленький, Петя большой, Стас Тараканов и верный, осточертевший Дима Узел.

Где много любви – там много проблем, сами знаете! Особенно на телестройке, где мудрые ведущие сами любовь назначают и сразу брови сводят: а что это ты не строишь???…..
Опухшая Марья объяснилась: один Петя молод и Венчиком выглядит, другому Пете Юля нравится, унылый Тараканов голосования опасается и уныл, а осточертевший Узел осточертел!
Думаете, почему Марья всегда опухшая и отекшая?….. Все от дум о любви! От мук выбора там, где выбора нет!
А вы что про отеки подумали?…………

Елизавета тоже в выборе: Захарьяш волшебничает с нестойкой Лилией, Кузнецов обленился в ведущих, спит да киряет с Кузиным, работу плохо работает и любит пугливо…. отвык любить… сложно ему прикидываться….
Плохо он любит Лизавету, хоть и крепко – как орги приказали….

Ваня на Поляне голодает, там девы борзые! Борзого Барзика плохо кормят, а он привык на Сейшелах к разносолам, к свеженькому, к ананасам с омарами!
Там Лизку пни – она ужом завертится и накормит! А на Поляне…. кого пнуть?
Потому Ваня опять в любовь вдарился – опять к Полыгаловой!
Кушать-то хочется!

Захарьяшу кукиш показали вместо Сейшел, и он сразу Лизку разлюбил.
Кузнецов, как про голодающего и влюбленного дружка узнал, возрадовался, вздохнул облегченно и тоже Лизку разлюбил – а Полыгалову теперь везут на Поляну, в мороз, в знойную любовь с Барзиком!
Побыла роковухой и хватит!

Скрипачке сложнее: из дев свободных на Поляне она да Юля Ефр – Вика Комиссарова корону нацепила и новенькому голову морочит…. Майку Мамайкину мужички опасаются, любить ее не хотят – а больше и нет никого!
Придется несчастной Марье еще в роковухах помучиться…. пока смену ей лентяй Черкас Ермакович не подгонит…..

Спасибо Светлана Из-Тихого-Омута!